Статьи

Четыре часа работы в день: неожиданные результаты

книги
Станет ли работа эффективнее, если трудиться всего 4 часа в день?
В этом вопросе пытается разобраться британский писатель, делясь своим опытом.
Оливер Буркеман, автор книги “Четыре тысячи недель. Тайм-менеджмент для смертных” предлагает контринтуитивную идею. Обычно, сталкиваясь со сложной, объемной задачей, мы уделяем ей максимум времени, в ущерб остальным занятиям. В своей статье Оливер описывает опыт применения противоположного подхода – радикально ограничить рабочее время при работе над крупным проектом.
Итак, если вам предстоит трудиться над большой задачей – попробуйте не уделять этому все доступное время. Вместо этого, отведите на труд не более четырех часов в день. После того, как время истечет – переключайтесь на другую деятельность.

По опыту экспериментатора, произойдут три следующие вещи:
  • Сделав работу малой частью своего дня, вы обнаружите, что охотнее к ней приступаете. Уходит чувство, что вы час за часом вынуждены выполнять поставленную задачу – вы сами становитесь в ней заинтересованы. Это перекликается с исследованиями психолога Роберта Бойса. Он обнаружил, что наиболее продуктивные писатели – те, кто уделяли литературному труду лишь скромную часть своего графика, а не делали его доминирующим занятием. У них сохранялось желание возвращаться к работе день за днем и в долгосрочной перспективе они были плодотворней.


  • Вы почувствуете бОльшую степень контроля над своей жизнью. Часто бывает, что крупный проект выступает в роли злобного божества, которого нужно непрестанно умиротворять. Каждый раз, как наступает вечер, все, на что вы надеетесь – отодвинуть страшную кару на следующий день. Даже если вам регулярно удается это делать – такой образ жизни ужасно угнетает. Радикальное ограничение рабочего времени меняет ситуацию. Теперь вы стоите за штурвалом и принимаете решения – совершенно другое ощущение. Вместо того, чтобы терпеть тяжелый труд или прокрастинировать, отрицая неизбежный дедлайн – вы самостоятельно выбираете посвятить время задаче. Четыре часа проведенные таким образом, будут гораздо продуктивней, чем восемь часов, проведенных в обычном режиме.

  • Наконец, вы поймете: небо не падает на землю, если что-то остается недоделанным. Мы часто перерабатываем из-за бессознательного чувства, что если не сделаем все запланированное – случится катастрофа. Да, действительно хорошо укладываться в дедлайны, выполнять все обязательства, оперативно отвечать на е-мейлы и так далее. Но почти для всех нас, в жизненно важном смысле это не обязательно. Когда установлен жесткий лимит рабочих часов, неизбежно в какой-то день вы не сможете сделать все то, что считаете "необходимым". (На самом деле это верно независимо от того, ограничиваете ли вы часы работы или нет; ограничение просто делает невозможным игнорирование этого факта.) И что происходит? Конец света не наступает. Это понимание освобождает. Вы перестаете бояться не успеть и начинаете спокойно распределять приоритеты задач. Интересно, что так вы меньше забываете о действительно важных вещах.
Оливер пишет, что не делает это правило жестким законом. Он признает, что 4 часа – очень короткий день. Но и возвращаться к длинному и менее эффективному рабочему дню не собирается.

В конце концов есть разница между:

а) Пробуждением утром с ощущением, что впереди много часов изнурительной борьбы.

б) Пробуждением с мыслью о том, что сегодня предстоит всего несколько часов работы. Эта работа приносит удовольствие и приближает к намеченной цели. При этом и для других занятий найдется время.
Неудивительно, что один из этих подходов гораздо продуктивней другого.